Каталог статей /

Большой террор :: Мнения о возможных причинах большого террора

Большой террор · Мнения о возможных причинах большого террора · Убийство Кирова и его последствия · Московские процессы · Репрессии в армии · Чистка внутри НКВД · Массовый террор · Случаи отказа сотрудников НКВД от исполнения указаний · Репрессии в отношении иностранцев и этнических меньшинств · Репрессии за границей · Репрессии в лагерях ГУЛАГа и тюрьмах особого назначения · Завершающий этап Большого террора · События после ноября 1938 года · Информация о судьбе расстрелянных · Члены семей репрессированных · Число жертв · Известные деятели науки и культуры — жертвы Большого террора · Судьба организаторов и участников репрессий · В произведениях культуры и искусства · Близкие статьи · Примечания · Литература · Официальный сайт ·


С. М. Киров  на  XVII съезде ВКП(б)  1934 года ( «съезд расстрелянных» )
С. М. Киров на XVII съезде ВКП(б) 1934 года («съезд расстрелянных»)

Идеологической основой для Большой чистки 1937—1938 годов послужила разработанная Сталиным доктрина «усиления классовой борьбы по мере завершения строительства социализма», впервые высказанная им на пленуме ЦК ВКП(б) 9 июля 1928 года.

Террор опирался на уже сложившиеся ранее механизмы. Внесудебные репрессии широко применялись коммунистами ещё во время Гражданской войны, а первым «образцом» для «московских процессов» стал показательный процесс 1922 года над эсерами.

Исследователь М. С. Восленский считает основной причиной террора 1937—1938 годов образование в 1920-е годы в СССР огромного слоя профессиональных чиновников, произошедшее в силу поголовного огосударствления большевиками всех сторон общественной жизни. «Ленинский призыв» 1924 года открыл шлюзы для массового приёма в партию множества расчётливых карьеристов, в глазах которых «старые большевики» всё больше превращались в незаслуженно привилегированный слой и помеху на пути к власти.

Историк Ю. Н. Жуков связывает Большой террор с принятием Конституции СССР 1936 года и выборами в Верховный Совет СССР в декабре 1937 года. По его утверждениям, Сталин намеревался провести первые выборы в Верховный Совет СССР как альтернатив­ные, состязательные, хотел «вообще отстранить партию от власти», но ему в этом помешали руководители региональных партийных органов, которые якобы боялись лишиться сво­их постов в ходе этих выборов и потому выступили инициаторами Большого террора. И. В. Павлова критикует эту концепцию, доказывая, что инициатором террора был именно Сталин, а выборы изначально были лишь имитацией демократии. Российский учёный, специалист по истории СССР 1920—1950-х годов О. В. Хлевнюк дал следующую характеристику книге Ю. Н. Жукова «Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933—1937 гг.»:

Фантастические картины террора как результата противостояния Сталина-реформатора, стремившегося дать стране демократию, и своекорыстных партийных бюрократов-ортодоксов, всячески притеснявших вождя, основаны на многочисленных ошибках, сверхвольном обращении с источниками, а также игнорировании реальных фактов, не вписывающихся в придуманную картину.

Германский историк Й. Баберовски считает причиной перехода к Большому террору сопротивление Сталину со стороны региональных и местных элит, саботировавших указания центра.

Французский историк Н. Верт рассматривает Большой террор как осуществляемый властью механизм социальной инженерии, окончательное завершение политики «раскулачивания» и депортаций «вредных элементов».

Американский историк Д. Ширер увязывает логику развязывания Большого террора с преодолением общего хозяйственно-политического хаоса первой половины и середины 1930-х годов.

Российский историк А. Г. Тепляков, автор нескольких книг, посвященных сталинскому террору, в историографическом обзоре пишет, что в настоящее время большинство исследователей уверено в том, что Большой террор был подготовленной и спланированной акцией.

В то же время, по мнению Теплякова, в научной среде нет согласия по поводу удовлетворительного объяснения причин террора 1937-1938 годов.

А. Г. Тепляков приводит мнение историка культуры сталинского периода Е.А. Добренко о появлении в последнее время в научной среде более широкого подхода к причинам репрессий (Ш. Фитцпатрик, Э. Найман, К. Кларк, Т. Лахузен, И. Халфин,О. Хархордин и др.), пересматривающего как представления традиционной советологии (тоталитарный режим и страдающие массы), так и положения школы ревизионизма. В рамках этого нового подхода многие современные историки видят взаимное поддерживание, усиление и слияние масс и режима, вместо традиционного их противопоставления, а источник террора оказывается не в режиме, а в самих массах, в отсталой политической культуре, которая воспроизвела режим, институционно оформивший массовую агрессию и коллективное пренебрежение к личности.

Американский исследователь В. З. Голдман выдвигает версию самого деятельного участия масс в репрессиях под давлением госаппарата, отказываясь видеть причину развязывания Большого террора в стремлении Сталина к единоличной власти.

Германский историк К. Шлегель полагает, что инициированный верхушкой во имя великой цели избавиться от врагов террор был с готовностью подхвачен и использован множеством структур и граждан для решения своих проблем.

  • Russian to English Russian to German Russian to French Russian to Spanish Russian to Italian Russian to Japanese

Информация на сайте из открытых источников. Основа ВикипедиЯ. | Пожалуйста, внимательно прочитайте эту страницу!